title-image

Пресс-центр

Все годы

В России заметно сократилась доля импорта в общем объеме торговли товарами повседневного спроса, одеждой и обувью. Частично изменился список главных стран – поставщиков продукции. Теперь три кита, на которых держится рынок импортных товаров повседневного спроса, – Китай, Узбекистан и Турция. А в импорте одежды и обуви – КНР, Узбекистан, Вьетнам. Об этом сообщает Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ). Такие изменения сопровождаются снижением в целом оборота розничной торговли в РФ, которое продолжается уже около полугода.

Ретейлеры зафиксировали в этом году заметные изменения в географии поставок товаров повседневного (FMCG) спроса, а также одежды и обуви в Россию.

Как показал опрос АКОРТ, проведенный среди продовольственных и непродовольственных торговых сетей, сейчас топ-3 ключевых стран-поставщиков для России – это Китай, Узбекистан, Турция. Помимо них упоминаются Азербайджан, а также недружественная Южная Корея. Год назад в списке лидировали Китай, Бангладеш, Италия, Индонезия и Чехия, напоминают в ассоциации.

В частности, в поставках FMCG-товаров доля Китая за последний год выросла с 60 до 70%. Также значительно усилили позиции Узбекистан (его доля увеличилась с 3 до 8%) и Турция – у нее рост доли более чем вдвое, до 5%. Одновременно с этим ретейлеры отмечают двукратный рост позиций Южной Кореи в сегменте косметики и бытовой химии – до 2% от импортного ассортимента.

В сегменте одежды и обуви список лидеров, нарастивших свой вес на российском рынке, выглядит так: Китай, на которого приходится в среднем до 70% в общем объеме импортных поставок одежды в сетях АКОРТ, Узбекистан (7%), Вьетнам – 4%. Также упоминается Пакистан с долей в 3%. Одновременно с этим доли таких стран, как Бангладеш, Франция, Индонезия, Италия, Польша, снизились.

Помимо этого Китаю принадлежит первенство в категориях игрушек, товаров для дома и канцтоваров. Узбекистан среди прочего поставляет в Россию товары для дома, фрукты и овощи, Турция – овощи, фрукты, кофе, какао, бакалейные товары, текстильные изделия. Азербайджан – фрукты и овощи.

«Благодаря запуску новых логистических коридоров удалось расширить поставки из стран Азии и Ближнего Востока, компенсировав снижение объемов с европейского направления», – пояснил председатель президиума АКОРТ Игорь Караваев.

Кроме того, ссылаясь на данные официальной статистики, в АКОРТ сообщили о дальнейшем снижении доли импорта в общем объеме торговли. Так, доля импортных продовольственных товаров в оптовой торговле в третьем квартале 2022-го составила около 18% против почти 20% во втором квартале. Доля импорта в торговле текстильными изделиями упала в третьем квартале до 36% с 67% во втором, а импорт одежды и обуви снизился примерно до 37% с 46%.

В Институте Гайдара, проанализировав статистику Центробанка, сообщили, что в третьем квартале этого года в целом импорт товаров и услуг (около 85 млрд долл.) сократился по сравнению с третьим кварталом 2021-го на 14%, но вырос на 18% по сравнению с провальным вторым кварталом текущего года.

«Снижение импорта товаров и услуг относительно третьего квартала 2021 года связано с сокращением физических объемов поставок из-за санкционных ограничений и удорожанием логистики, – уточняют авторы обзора. – Наблюдаемое увеличение импорта в третьем квартале 2022-го относительно второго объясняется налаживанием цепочек поставок и использованием механизма параллельного импорта».

В пресс-службе Минпромторга напомнили, что доля импорта в объеме товарных ресурсов розничной торговли РФ снижается ежегодно. «Так, доля импортных потребительских товаров в товарных ресурсах розничной торговли в 2021-м составила 39%, тогда как, например, в 2014-м – 42%. А доля импортных продовольственных товаров в товарных ресурсах розничной торговли продовольственными товарами в 2021-м достигла 24%, в то время как в 2014-м этот показатель был на уровне 34%», – перечислили в ведомстве.

Эксперты подтверждают, что внутри сужающегося импорта среди поставщиков теперь действительно произошли изменения. С одной стороны, как уточнила руководитель Российского центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС Антонина Левашенко, следует учитывать погрешность, связанную с исчислением объемов импорта – в денежном эквиваленте, а не по количеству единиц.

С другой стороны, изделия из Китая, Турции и Узбекистана, по ее словам, поступают на российский рынок с более низкой себестоимостью, чем от известных европейских брендов, изготавливаемых на предприятиях в других развивающихся странах. «Это значит, что рост объема импорта из юрисдикций с более низкой стоимостью аналогичных товаров предполагает значительное увеличение объемов поставок», – пояснила Левашенко.

Как говорит аналитик Института комплексных стратегических исследований Дмитрий Плеханов, конечно, после сокращения европейских поставок текстильной продукции и обуви (по его оценкам, с 27 до примерно 18%), основными выгодоприобретателями стали традиционные поставщики товаров на российский рынок, такие как Китай, Узбекистан и Турция, которые до этого и так входили в шестерку крупнейших поставщиков.

«Китай, Корея, Узбекистан, Турция стали ключевыми поставщиками импортных и собственных товаров повседневного спроса, одежды на маркетплейсы, – соглашается сооснователь и исполнительный директор компании Lemon.online Марина Кашина. – Сказать, что доля поставок из этих стран заменила весь объем импорта, конечно, нельзя. Но она уверенно растет. Это мы видим по запросам на кредитование от поставщиков маркетплейсов, которые выводят на площадки новые категории товаров».

«Речь не идет о каких-то революционных изменениях: сейчас мы наблюдаем развитие тенденции последнего времени. Так, по итогам 2021 года объем импорта России из Турции вырос примерно на треть. Схожая динамика наблюдалась по импорту России из Узбекистана, – уточнил также Караваев. – В текущем году эти страны воспользовались благоприятной конъюнктурой и продолжают успешно укреплять торговое партнерство с Россией, наращивая объемы поставок своей продукции».

Оживились и российские предприниматели. «Многие селлеры (продавцы, поставщики. – «НГ») стали самостоятельно налаживать запуск различной продукции», – отметила Кашина. По ее оценкам, наибольшим потенциалом роста обладают одежда, обувь, товары для красоты и для дома, а также БАДы.

Кроме того, еще до ситуации с приостановлением деятельности ряда зарубежных брендов одежды, обуви и аксессуаров во многих торговых центрах было возможно встретить российские бренды, «но в глазах потребителя они были в некой тени исторических масс-маркетов», говорят в Минпромторге. А сегодня все большую популярность среди потребителей получают российские бренды.

Правда, как считает Плеханов, «ушедшие бренды и российские производители ориентировались немного на разные сегменты потребителей, первые – на более обеспеченные слои населения, вторые – на производство более бюджетной продукции».

Однако в пресс-службе Минпромторга иначе оценивают ситуацию: качество производимых в стране вещей российких брендов выше, чем у ряда иностранных брендов, а цена в некоторых сегментах у российских брендов ниже.

Левашенко же отметила, что полный переход на собственное производство товаров повседневного спроса, одежды и обуви не представляется целесообразным: «Участие иностранных поставщиков на российском рынке – это в том числе рабочие места в сегментах логистических услуг, услуг дистрибуции, консалтинга, рекламы, маркетинга. Не говоря уже о классической закономерности «выше конкуренция – выше качество». Но, по ее словам, безусловно, уход с рынка ряда иностранных компаний образовал свободные ниши прежде всего для отечественных производителей.

Между тем, судя по данным Минпромторга, конкуренция есть и среди российских поставщиков. «Так, если брать, например, самые посещаемые торговые центры, то в среднем российских брендов там можно насчитать от 15 до 30», – сообщают в министерстве.

При этом сокращение импорта и перераспределение ниш сопровождается сейчас существенным сокращением в целом оборота розничной торговли в стране – оно продолжается уже около полугода.

Однако изменение в страновой структуре импорта потребительских товаров – не главная причина такой тенденции, считает Левашенко. Базовая проблема – в сокращении реальных доходов населения. 

Независимая

назадвперед
Президент призвал финансовые институты ответственнее подходить к выдаче кредитов
1611
Александр Ермолаев, Finbridge — специально для Эксперта с разъяснением процедуры внесудебного банкротства
Как отказаться от ненужных услуг МФО и можно ли вернуть деньги?
0811
Анна Лагутенко, Finbridge — о том, как не допустить лишних расходов
Компании сократят расходы на новогодние корпоративы
0211
Екатерина Пономарёва, Finbridge — о решении компании относительно проведения новогоднего праздника

Все годы

Президент призвал финансовые институты ответственнее подходить к выдаче кредитов
1611
Александр Ермолаев, Finbridge — специально для Эксперта с разъяснением процедуры внесудебного банкротства
Как отказаться от ненужных услуг МФО и можно ли вернуть деньги?
0811
Анна Лагутенко, Finbridge — о том, как не допустить лишних расходов
Компании сократят расходы на новогодние корпоративы
0211
Екатерина Пономарёва, Finbridge — о решении компании относительно проведения новогоднего праздника